Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:26 

РЕАНИМАТОР (№ 41): The Blacklist fic, 3/3.

Dr.Dunkelgrau
адекват дьявола
РЕАНИМАТОР (№ 41): часть 3 из 3.
:: ПЕРВАЯ ЧАСТЬ :: ВТОРАЯ ЧАСТЬ ::
Автор: Док.
Фэндом: The Blacklist (NBC).
Персонажи: Элизабет Скотт Кин, Рэймонд «Рэд» Рэддингтон, Дональд Ресслер, Арам Можтабай, Мира Малик, Гарольд Купер, кучка сюжетообразующих ОС.
Категории: casefic, gen, bromance, humour.
Рейтинг и предупреждения: G.
Дисклаймер: Я уже давно намекаю, что могу писать сценарии ко всякому трэшу, но пока делаю это на общественных началах и без личной выгоды.
Авторские ремарки: Я ЕЩЁ ДОЛГО БУДУ ОРАТЬ ПРО ФИНАЛКУ, ОК? И тем не менее. Таймлайн – где-то между седьмой и семнадцатой (хотя, можно в принципе брать любой момент до семнадцатой, и оно впишется). Мир и благоденствие, только Док со своими сюжетами лезет.
Синопсис: Новое имя в Чёрном списке, а чего ещё вы ждали?!
Особливо упоротым и ценящим саундтрек: тематические песни к этой части текста. Второй трек врубайте в качестве песни на титрах)))

Прослушать или скачать Night Creeper бесплатно на Простоплеер

Прослушать или скачать Rob Zombie What? бесплатно на Простоплеер
И всем Рэддингтона в этом чате! :crzjump:
изображение

5.

Открывший Лиз дверь человек молча проводил её в комнату, которую она, за неимением лучшего эпитета, мысленно окрестила «мастерской». Стоявшие вдоль стен крышки и заготовки из разных пород дерева блестели полированными поверхностями. На немногочисленных, но широких полках лежали рулоны тканей. На рабочем столе в середины комнаты стоял готовый закрытый гроб с обшивкой из орехового дерева и витым вензелем на крышке.

— У вас что-то суочное? — гулко спросил голос изнутри.

Лиз, помявшись, осторожно проговорила:

— Герберт, это… Ривер. Мы встречались сегодня утром в присутствии мистера Рэддингтона, помните?

Секунду или две хозяин мастерской молчал. А потом верхний сегмент крышки гроба открылся, и уютно расположившийся на тёмно-зелёном бархате Герберт с интересом вперился взглядом в агента Кин. Элизабет не к месту подумала о том, что цвет внутренней обшивки изумительно оттенял цвет глаз гробовых дел мастера.

— Отчего же, помню, — спокойно проговорил Герберт, откидывая крышку полностью и садясь. — И полагаю, что из пуаздного любопытства вы бы не пуишли. Я могу чем-то помочь?

— Да, — выпалила Лиз. — Мне нужно знать, как увеличить подачу кислорода в гробах вашей конструкции.

Элизабет была не единственным занятым человеком в тот закатный час. Учитывая то, во сколько начался его рабочий день, Арам в данную секунду совершал настоящий трудовой подвиг. Он не просто продолжал держать глаза открытыми и впопад отвечать на реплики окружающих.

Он ещё и мыслил логически.

— Эй, — слабо позвал он, когда данные, которые он пытался вычленить из общего массива, наконец появились на его экране, не зашумлённые никакими помехами. — Эй! — повторил он погромче. — Кажется, я отследил катафалк Реаниматора!..

На город со стремительностью артиллеристского удара с воздуха опускались сумерки. Мрак был гуще в районе порта, потому что уходивший за горизонт океан не мог похвастаться городской иллюминацией. У причала покачивалась на волнах четырёхсоттонная парусная яхта, так и не дождавшаяся ни нового хозяина, ни арендатора.

Быстро двигавшиеся между расставленных у портовых складов ящиков одетые в чёрное люди походили на свору ищеек. Они на несколько секунд задержались у брошенного за складами пикапа, словно заново отыскивая след. На подходе к причалу одна из групп людей остановилась, и ведущих их человек тихо, но очень внятно сказал в закреплённую на плече рацию:

— Расчётное время начала штурма — две минуты. И доложите уже, где черти носят Кин, у неё должны быть все координаты.

В принципе, агент Ресслер смутно догадывался, где именно и какие именно черти унесли Элизабет Кин. И искренне надеялся, что уж она-то с этими чертями как-нибудь справится.

Складские помещения, связанные перемычками между корпусами, тянулись вдоль причала неопрятной вереницей, издали похожей на нагромождение коробок для переезда. Группы захвата зашли с двух сторон, не поднимая шума и не включая свет. Шорох шагов успешно маскировал размеренный плеск волн снаружи.

Всё бы прошло чисто и тихо, если бы не чёртовы голуби.

Птицы спали под самым потолком одного из складов. Неизвестно, что именно их потревожило: звук открывавшейся двери или просто присутствие большого количества людей. На взгляд Ресслера, дрянные птицы за годы симбиоза с портовыми грузчиками могли бы уже и привыкнуть к присутствию человека. Ну или по крайней мере не становиться на крыло всем разом и с таким чудовищным шумом. С тем же успехом группа захвата могла быть в бубны и распевать ритуальные песни на каждом шагу: шансов быть незамеченными в любом случае не было.

Ресслер чётко видел, как высокая темнокожая женщина резко садится от поднятого шума, пригибаясь, быстро распахивая крышку стоявшего перед ней гроба. Она деловито достала из гроба армейскую винтовку и положила её ствол на край крышки, чтобы было удобнее целиться. Ресслер видел, что у гроба было под обшивкой; с тем внушительным листом металла, который был под слоем дерева, Невеста Франкенштейна вполне успешно могла бы пользоваться крышкой и как опорой, и как щитом.

— Вы окружены! — без особенной надежды на действенность слов крикнул агент Ресслер. — Выходите с поднятыми руками!..

В каком-то смысле, слова подействовали. Джина Свенсон начала стрелять чётко в направлении звука, и, если бы Дональд не откатился в сторону, чиркнувшие по бетонному полу пули достались бы ему.

— Заходите с тыла, — буркнул Ресслер в рацию. — Там должен быть ещё второй…

— Принято, — гундосо прошипел передатчик.

— Мы не причиним вам вреда! — высовываясь из-за какого-то ящика, снова попытался наладить диалог Ресслер.

Пули прошили воздух прямо над его головой.

— Чёртова баба, — проскрежетала рация.

Дональд как никогда был солидарен с подавшим голос оперативником.

— Если вы не сдадитесь добровольно, — не пытаясь вылезти из-за ящика, проорал Ресслер, — нам придётся открыть ответный огонь!

Воздух разорвала новая очередь. Кем бы ни была Джина Свенсон, как бы её ни называли — она явно не была человеком, готовым идти на компромиссы.

— Чтоб тебя, — процедил сквозь зубы агент, на секунду высовываясь из укрытия и делая пару выстрелов в направлении Невесты Франкенштейна.

Наверное, в мире всё-таки существовала такая вещь, как судьба. Дональд Ресслер не особенно целился, когда стрелял. Его заслуги в том, что одна из пуль срикошетила от обшивки гроба, не было.

Джина Свенсон не издала ни звука: просто обмякла и осела на пол.

Подобравшаяся ближе оперативная группа обнаружила рядом с гробом с боеприпасами ещё один, тоже открытый. В нём лежал и смотрел в потолок затуманенным взглядом Фредерик де Линт, также известный как Реаниматор. На его груди лежал паспорт с его фотографией на вымышленное имя. К вене в его руке была подключена ещё почти полная капельница с уже известным Ресслеру раствором.

— Чёрт-те знает что, — уныло озвучил собственные мысли Дональд, снимая штурмовой шлем и почёсывая взмокший затылок.

Именно в этот момент Реаниматор моргнул и еле слышно проговорил:

— Я готов сотрудничать.



6.

Позднее агент Кин сама себе признавалась в том, что плохо понимала, что делала, когда направлялась к точке сбора всех агентов, намеренно опаздывая. Она видела, как подъехала группа захвата. Она получила все координаты от Ресслера. Всё дело было в том, что её целью не было участие в штурме; ей нужны были сами складские помещения, уже прочёсанные группой захвата. Измученный недосыпом разум только отмечал предусмотренные ей детали, словно сверяясь со списком. Узнать детали подачи медикаментов в творении Герберта? Есть. Выклянчить у медперсонала шприц с адреналином? Есть. Перезарядить пистолет, заклеить ссадину на лбу, захватить с собой фомку?..

Элизабет не показывалась и не выходила на связь до тех пор, пока не прозвучали выстрелы. Потом группе захвата стало уже не до неё, и она, выждав, пока агенты свернут свою операцию, зашла внутрь складского комплекса.

Найти один-единственный гроб в плохо освещаемой веренице помещений, забитых контейнерами и ящиками, ей помог исключительно счастливый случай. Гроб был единственным из сгруженных здесь ящиков, который так ясно отражал свет — полированное дерево блестело в лучах дребезжавших и мигавших под потолком ламп. Лиз, поколебавшись лишь секунду, пинками вбила один конец фомки между крышкой и гробом и с силой навалилась на другой. Дерево в первую секунду застонало, нехотя поддаваясь, но предсказания Герберта о том, что без заглушек «эта порнография» имела шансы развалиться, сбылись. Фомка высвободилась так неожиданно, что Лиз упала на колени, весьма болезненно ударившись правой ногой. Крышка вместе с аккуратно торчавшим из неё рядом гвоздей, которые вылетели из дерева даже не погнувшись, описала дугу и со стуком грохнулась о бетонный пол. В нос ударил приторный запах белых лилий.

Лежавший на чернильно-синем бархате в окружении умирающих цветов Рэймонд Рэддингтон был зрелищем не для слабонервных. Добавляла сюрреализма кислородная маска на его лице: Рэд дышал, но так слабо, что это было не заметно, если не приглядываться. Лиз, мысленно отложив шок на потом, отшвырнула цветы в сторону и принялась прощупывать бархатную стенку. Переключатель подачи кислорода нашёлся не сразу, но сразу дал эффект: дыхание одурманенного человека стало чуточку заметнее. Элизабет подождала несколько секунд, пока эффект не закрепился, а потом осторожно сняла с Рэда маску и нашарила во внутреннем кармане шприц с адреналином.

В конце концов, думала агент Кин, несколько раз медитативно вдохнув и выдохнув и наконец занося руку со шприцем, она уже один раз довольно-таки точно тыкала в это тело острые предметы. Игла в сердце не должна быть сложнее ручки в сонной артерии…

Было бы очень сильным преуменьшением говорить, что адреналин сработал.

Через долю секунды после инъекции Лиз обнаружила себя прижатой к бетонному полу и судорожно хватающей воздух в попытке ослабить хватку Рэда на собственном горле. Рэддингтон восстал из гроба так резво, что ему позавидовали бы иные вампиры. Тот факт, что попутно он приложил собственную спасительницу затылком о бетон, вкупе с его железными пальцами и моментальной реакцией смотрелся вполне логично. Элизабет поймала себя на мысли о том, что никогда раньше не задумывалась, насколько опасен мог быть Рэддингтон в рукопашном бою. Пожалуй, это было одним из тех фактов, деталей которого она предпочла бы никогда не знать…

— Лиззи, — сипло проговорил Рэд, наконец фокусируя на ней постепенно терявший посмертное безумие взгляд и разжимая пальцы.

Агент Кин попыталась издать какой-нибудь утвердительный звук. Раздавшееся из её горла сипение было не самым обнадёживающим из возможных ответов, но ей не приходилось особенно выбирать.

Рэд перекатился в сторону, давая агенту Кин вздохнуть. Относительно сидячее положение он принял без всякого намёка на грацию, используя опустевший гроб, как опору. Лиз удалось сделать два или три всхлипывающих вдоха прежде, чем Рэддингтон подтащил её к себе, усаживая рядом. Почему-то сидя действительно стало дышаться легче.

— Будет синяк, — тихо сказал Рэд, задумчиво глядя на неё.

— Это последняя из моих проблем, — героически прохрипела Лиз, потирая шею.

— Любишь ты драматизировать, — беззлобно фыркнул Рэддингтон. — Насколько я понял, Реаниматора вы задержали? Или ты рванула спасать бедного старого меня вразрез с основной целью? И, кстати, ты в курсе, что инъекцию адреналина в сердце уже во всём мире признали бесполезным архаизмом?..

Элизабет искоса взглянула на Рэда, ожидая очередной порции сарказма в адрес её приоритетов в работе. И неконтролируемо закашлялась, потому что Рэддингтон смотрел куда-то сквозь неё со странной смесью удивления и теплоты во взгляде.

— Ну, ну, что ты, Лиззи, — рассеянно проговорил он, пока агент Кин пыталась справиться с приступом кашля, держась за помятое его атакой горло. — Зачем пытаться себя задушить по второму разу. Ты всегда можешь застрелиться от чувства собственного непрофессионализма.

Лиз очень хотелось сказать вслух и внятно, что именно она думала в его адрес в тот момент. Но её запала хватило только на то, чтобы несильно, но ощутимо толкнуть сидевшего рядом человека плечом. Рэд на это только хмыкнул и с наслаждением вдохнул, будто бы затягивался пыльным воздухом склада, как изысканной сигарой. Дышать у него получалось с таким же смаком, как есть или пить, так что Лиз бессознательно повторила этот вдох: медленный, глубокий, полный вдох человека, который совсем недавно не дышал вообще.

В воздухе пахло не только деревом и пылью, но и медикаментами, табаком, сгоревшим порохом и совсем чуть-чуть — лилиями из гроба Рэддингтона. Лиз с запозданием осознала, что аромат исходил от Рэда. Или от неё самой, если исключить из общего букета табак. Смесь запахов была настолько похожей, что сидевший рядом Номер Четыре в списке самых разыскиваемых преступников подсознательно воспринимался ей, как продолжение самой себя.

Если бы кто-нибудь парой дней раньше рассказал ей, что ей будет так комфортно сидеть на бетонном полу портового склада рядом с государственным преступником, она бы открыла по шутнику превентивный огонь на поражение.

— Спасибо, — помолчав, негромко сказал Рэддингтон.

— Скажи отдельное спасибо, что догнала груз сейчас, а не в Гвадалахаре, — мрачно отшутилась Лиз.

— Право, меня смущает твоя готовность идти на подвиги.

Так, подумала Лиз, сокрушённо вздыхая и глядя в потолок. Кажется, на то, чтобы ещё раз его пнуть, её энергии ещё хватит…

Она не очень хорошо помнила, как выходила на связь с Купером, или как Дембе подгонял транспорт. Проснулась она, как от пинка в сердце, на заднем сиденье машины Рэддингтона, застрявшей в какой-то чудовищной пробке. Первое время ей было сложно разобраться во времени и пространстве: плывшие по окнам отблески витрин и фонарей превращали город в светящиеся джунгли самых неразборчивых форм. Интерьер машины был исчерчен полосами теней и бликов от просачивавшегося снаружи света.

С чудовищным опозданием Лиз осознала, что то, что она до этого сочла причудливым, но мягким и удобным изгибом сидения, в который можно было уткнуться снова начавшей болеть головой и ещё немного подремать, было спящим Рэддингтоном. Преступник с мировым именем спал шумно, в неудобной позе, но, вне всякого сомнения, с полной самоотдачей. Картина того, как Рэд, хмурясь во сне, самозабвенно сопел носом в свёрнутый и подложенный между его головой и оконной стойкой пиджак, была едва ли не большим сюрреализмом, чем Рэд в гробу.

— Оставьте его, — неожиданно подал голос Дембе с водительского места, заставив Лиз буквально подпрыгнуть от неожиданности. — Он редко так крепко спит.

— Где мы? — тихо спросила Лиз.

— Час пик, — лаконично отозвался Дембе. — Пробка.

— Это я поняла, — желчно отметила Элизабет.

— Везём вас домой, — обдумав ответ, высказался оруженосец Рэддингтона и снова замолчал.

— Супер, — потерянно выдохнула Лиз, откидываясь на сиденье и устало закрывая глаза.

Последним, что её беспокоило в тот момент, был трогательно всхрапывавший Рэймонд Рэддингтон. Право, уж такое она как-нибудь могла пережить без психологической травмы для себя.



7.

Редко кто из задержанных на памяти Элизабет по-настоящему охотно рассказывал о своих преступлениях. Кто-то продолжал надеяться на то, что его признают невиновным. Кто-то просто не отказывал себе в удовольствии подразнить связанных правилами внутреннего кодекса поведения агентов. Кто-то был слишком зол для того, чтобы дать своим врагам хоть что-то узнать. Иногда попадались преступники, которые описывали собственные деяния, словно рассказывая сказки и ища одобрения. Были те, кто пытался быть понятым правильно, не осознавая, насколько ущербна была логика их оправданий.

Фредерик де Линт просто отвечал на вопросы. Тихо, спокойно, без шума и истерик. Если бы не тюремная роба, этот тощий, аккуратный голландец с пустым взглядом ярко-голубых глаз и строгими очками мог бы сойти за адвоката или какого-нибудь консультанта. Де Линт был больше похож на свидетеля, чем на преступника. Он не выглядел ни особенно озлобленным, ни затравленным. Подобное спокойствие она иногда замечала в Рэддингтоне.

Это было спокойствие человека, которому нечего было терять.

— Он сам настаивал на аресте, — негромко сказала Мира, стоявшая рядом с агентом Кин. — После того, как Ресслер застрелил его помощницу, он сразу проявил содействие и ни разу не попытался оправдаться. Хотя мог бы прикрыться тем, что Свенсон держала его в заложниках…

— Думаешь, у них был служебный роман? — с сомнением покосилась на Миру Элизабет.

— Не-ет, — протянула агент Малик, задумчиво глядя на задержанного. — Эмоциональная привязанность была, но… тут что-то другое.

Лиз снова посмотрела на де Линта.

— Он видел в ней своё наследие, — медленно подбирая слова, проговорила она. — Продолжение. Жизненный след. У него больше не было никого, кому он передавал свои знания.

— Отношения учителя и ученика? — предположила Мира.

— Скорее, родителя и ребёнка. — Лиз невольно поморщилась, ощутив острый укол сочувствия. — С её смертью у него не осталось причин жить.

Секунду или две обе женщины молчали.

— Может, стоит сказать ему, что Джина Свенсон сейчас в реанимации, а не в морге, — пробормотала Мира.

— Позже, — подумав, кивнула Элизабет. — А то он кого-нибудь убьёт и сбежит.

— Ты так уверена?..

— Ты не представляешь, — косо улыбнулась агент Кин, нащупывая в кармане начавший звонить мобильник, — на что способен такой вот тихий человек, если ему вернуть мотивацию к существованию!

Мира задумчиво кивнула, проводив взглядом вышедшую из помещения Лиз.

— Что опять случилось? — устало спросила Элизабет, отходя к лестнице на верхние ярусы бункера.

— Лиззи! — радостно воскликнула телефонная трубка. Лиз поморщилась и отвела телефон от уха подальше. Рэд в иные дни совершенно не умерял уровень проявления своего хорошего настроения. — Рад слышать, что ты в добром здравии. Но, на самом деле, у меня к тебе поручение личного характера. Вы же там закончили мариновать Реаниматора? Есть минутка подъехать?..

Лиз подозревала, что, даже если бы у неё не было минутки, Рэд бы изыскал возможность выковырять её из бункера по своим нуждам.

Так или иначе, по указанному им адресу она ехала с растущим предчувствием чего-то нехорошего. Это противное, дурное на вкус ощущение не покидало её ни в машине, ни в тот момент, когда она стучала в дверь. На этот раз Рэд избрал в качестве временного логова миниатюрный домик, больше смахивавший на что-то из творчества Шарля Перро, чем на реальное здание. Интерьер, удивительное дело, был поспокойнее, чем цветастый фасад здания с ярко-красной черепицей, но всё равно заставлял Лиз задуматься о том, какая зараза придумала концепцию впихивания стиля барокко в небольшие помещения.

Ей не пришлось искать Рэддингтона. Преступник с мировым именем сидел в гостиной с настолько довольным лицом, что тянуло подсыпать ему в чай стрихнину.

— Что случилось? — устало повторила свой дежурный вопрос Элизабет.

— Ничего особенного, — размешивая сахар в чашечке чаю, благодушно отозвался Рэд. — Просто наш с тобой общий знакомый просил передать тебе подарок в знак своего искреннего уважения.

— Что за… — начала было Лиз, понимая, что дурное предчувствие только усиливается.

Рэд выразительно указал взглядом за её спину.
Ещё никогда ей настолько не хотелось оборачиваться.

Он стоял на полу за журнальным столиком, узкий, чёрный, с идущими по краю бороздками узорной резьбы и кованым орнаментом на ручках. Он был тяжёлым даже на вид. Дерево обшивки было матовым и настолько тёмным, что казалось, что оно поглощало свет. Лиз подошла ближе и откинула крышку.

Изнутри гроб был обшит белым бархатом. Своего рода вишенкой на этом чудовищном торте была заботливо уложенная внутрь подушка с кружевным чёрным бантом с краю.

— У него тоже в стенках баллоны с кислородом? — слабо спросила Лиз, чувствуя, что надо было что-то произнести вслух. Просто чтобы не сорваться на истерический хохот.

— Нет, — заверил её Рэд. — Обыкновенный гроб. Суровый и чёрный снаружи и белый и пушистый внутри. Насколько я знаю, тут двойная крышка, но пока в нём не полежишь, всех секретов не нащупаешь…

— Он сделан под мой рост, — бесцветным голосом констатировала очевидное Элизабет, борясь с желанием с грохотом захлопнуть крышку.

— Что тут сказать, Лиззи, — отпивая чай, светским тоном проговорил Рэддингтон. — Уже пора смириться, что преступный мир тебе симпатизирует. Чаю?..

Элизабет поймала себя на позорной мысли о том, что она была морально готова забраться в гроб и закрыться изнутри, просто чтобы не видеть этой довольной рожи. Останавливал её исключительно тот факт, что после подобного манёвра рожа имела все шансы стать ещё довольнее.

[FIN]

@темы: суровые молчаливые родезийцы, не со зла, а покуражиться, включаем режим восстановления балансировки верхней палубы, в чорном-чорном списке, yes, sir, barking MAD, fanfiction

URL
Комментарии
2014-05-13 в 15:40 

Джорджи Д.
Ррррь-рррь!
ООООООААААААЫЫЫЫЫ ТЫ СДЕЛАЛА ЭТО!
БЛЯ ВАЩЕ НЕ ОТОРВАТЬСЯ. ОТЛИЧНЫЙ РЭД, ОТЛИЧНАЯ АНИ ЛОРАК, ОТЛИЧНЫЕ ГРОБЫ! ЯЩИК ВОДКИ И ВСЕХ ОБРАТНО.
Оно правда здорово. И вот ТЕПЕРЬ я сяду смотреть сериал.

2014-05-13 в 15:43 

Dr.Dunkelgrau
адекват дьявола
Джорджи Д., ОТЛИЧНАЯ АНИ ЛОРАК
*прыгает вместе с креслом и ржёт стадом гиен*

URL
2014-05-13 в 15:44 

Dr.Dunkelgrau
адекват дьявола
Джорджи Д., я тут сейчас, кажется, нечаянно себя убила, потому что сначала запостила клип, а потом представила как из одной из коробок внезапно выпрыгивает Рэд...))))))) или как внезапно Лиз посреди расследования рвёт на себе шмот И ПОШЛА ПОШЛА ХОРЕОГРАФИЯ!!!!)))))))))

...короче, соберёшься вторую серию смотреть, зови, я буду закадровым гоготом))

URL
2014-05-13 в 16:06 

Elia A.V.
and the game is on..
О, ДА!
Спасибо, спасибо, спасибо огромное! Всё как я люблю!
:dance2::white:
Это мне реально помогло справиться с рабочим днём, который надо было выдержать , чтобы потом посмотреть финальную серию.

2014-05-13 в 16:30 

Dr.Dunkelgrau
адекват дьявола
Elia A.V., я эту дуру написала в три дня и три ночи, блин))) потому что тоже надо было чем-то себя занять перед финалкой.
И ДА, я до сих пор считаю, что это про "Блэклист" сказал Галкин в монологе про сериалы: "Эта дура глухая уже десять серий под кустом сидит, ничего не слышит!!!"

URL
2014-05-13 в 17:00 

Elia A.V.
and the game is on..
Dr.Dunkelgrau,
Я требую отзыв на каждую серию сериал! =))

2014-05-13 в 17:07 

Dr.Dunkelgrau
адекват дьявола
Elia A.V., КАК ВООБЩЕ.
ОНИ ВСЕ ТАКИЕ ПРЕКРАСНЫЕ.
Я ДАЖЕ К АНИ ЛОРАК СО ВРЕМЕНЕМ ПРИВЫКЛА.
А АРАМ КАКАЯ МУСИПУСЯ ВООБЩЕ.
изображение изображение
ЫЫЫЫЫ.
Вы прослушали отзыв на сериал "Блэклист".
Да, я упарывалась по нему очень незаметно для окружающих)))

URL
2014-05-13 в 18:12 

Elia A.V.
and the game is on..
С пятого раза поняла кого вы называете Ани Лорак, до этого думала, что это какая-то инсайдовская шутка. :lol: :facepalm:

Да, я упарывалась по нему очень незаметно для окружающих)))
*осуждает*
Как хорошо, что вы поделились своим упарыванием. лучше поздно, чем никогда! =))

2014-05-13 в 18:41 

Dr.Dunkelgrau
адекват дьявола
Elia A.V., это был троллизм с первого взгляда))
Потому что ну как без песен и танцев в этом сериале, когда там играет ТАКОЕ!

URL
2014-05-17 в 20:25 

Leda Rius
"Любви моей не опошляй своим согласьем рабским, сволочь!"
:hlop::hlop::hlop::heart:

2014-07-09 в 16:49 

Percy-w1
Спасибо! Нашла эту прелесть как раз посреди просмотра сезона. Начала смотреть из-за милого моему сердцу Джеймса Спейдера, которого нежно люблю еще после "Секс, ложь и видео", и да, молодой Спейдер это чистый секс, такое редко увидишь. И у него прекрасный вкус на проекты, черный список еще одно подтверждение. Спасибо вам за текст! Он просто чудесен!

2014-07-10 в 21:34 

Dr.Dunkelgrau
адекват дьявола
Percy-w1, вам спасибо! Очень рада, что текст понравился - в модус Рэддингтона очень приятно "проваливатсья" в процессе написания, так что я могу только надеяться, что удовольствие от создания этой истории хоть немного вам передалось)))

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Grau in grau

главная